Winston Man – звезда вейпинга

Vape PRO

В 1980-х годах его лицо было известно всему курящему миру: американец Дэвид Гёрлиц (David Goerlitz ) так удачно рекламировал сигареты Winston, что на международных рынках поднял их производителя R.J. Reynolds Tobacco Company с четвертого места на второе. А сам Дэвид получил почетное прозвище – Winston Man. Сегодня Дэвид Гёрлиц – один из самых авторитетных пропагандистов вейп-культуры.

Курильщики со стажем отлично помнят эти постеры и ролики. В них можно было видеть, как брутальные американские парни взбираются на крутые скалы, выписывают сумасшедшие фигуры на вертолетах, покоряют бескрайние прерии. И впереди всех он – Winston Man с неизменной сигаретой в зубах. В общем, становилось понятно, что курить, ясное дело, – это круто!

Но быть при этом «лицом» фирмы – еще лучше. За 7,5 лет, что Дэвид Гёрлиц трудился на табачную компанию (1981 – 1988), вышло 45 роликов и постеров про Winston Man. А работа у Дэвида была очень непыльная: съемки занимали 26 дней в году, в течение которых ему на счет падала кругленькая сумма в 100 000 долларов.
И вдруг, на самом пике своей карьеры, в ноябре 1988 года, Дэвид объявил, что бросает курить. И что больше не будет пропагандировать вредную привычку, которая приводит только к болезням и преждевременной смерти, особенно среди молодежи. – Сегодня больше всего жалею о том, что ежедневно прививал привычку курить примерно пяти тысячам детей в возрасте 11-12 лет. Нельзя забывать, что табачная реклама нацелена, прежде всего, на молодежь. После 35 лет мало кто берется за курение.
Понятно, что такая перемена общественной позиции совсем не сочеталась с политикой работодателя. Но Дэвид, как он теперь говорит, никогда не пожалел о потере своей мультидолларовой синекуры.

Что же подтолкнуло Winston Man к такому неожиданному решению? Оно объяснялось трагическими обстоятельствами: болезнью брата, у которого как раз тогда диагностировали рак легких, вызванный курением. И еще был стыд перед собственными детьми, которым в школе рассказывали о том, что «курение убивает», в то время как на билбордах и в журналах Америки красовался их папаша с сигаретой во рту.
После этого Дэвид в течение 16 лет делал все от него зависящее, чтобы отвратить, прежде всего, детей от этой вредной привычки. – Я сам пристрастился к курению в 14 лет и со временем дошел до того, что выкуривал в день по три с половиной пачки. Мне это ничего не стоило, так как получал сигареты бесплатно от фирмы, которую рекламировал,– говорит Дэвид. – Но я хочу внести ясность. Никто не приставлял пистолет к моей голове, чтобы заставить рекламировать табак. Я делал это добровольно ради заработка, просто чтобы кормить свою семью. Я не торговал кокаином или героином, я рекламировал продукцию, которая приносила государству миллиарды легальных налоговых доходов. Поэтому тогда я не испытывал никаких угрызений совести. – Так уж вышло, что у меня действительно хорошо получалось завлекать молодежь маркой Winston. Маркетинговая цель RJ Reynolds Company была расширить рынок за счет подростков в возрасте от 14 до 17 лет. Они хотели забрать себе 60% тинейджеров.
И ради этой цели реклама всегда рисовала курильщика в образе этакого мачо, здоровяка, крутого и сурового парня. Просто мечта и образец для подражания всем подросткам. Но на самом деле рекламодатели никогда не заботились о здоровье даже тех, кто на них работал. Дэвид вспоминает свою первую съемку для постера в 1981 году. Происходила она на горе Эванс в штате Колорадо.

– Вы знаете, не очень-то приятно курить сигареты на высоте 12 000 футов (больше 4 км). Воздух разреженный, дышится с трудом. Половину съемочного времени я висел на этой горе, а в течение второй половины дышал через кислородную маску. Я тогда в шутку спросил у представителей табачной компании, присутствовавших на съемках: вы почему не курите, ребята? Они посмеялись (я был как раз в кислородной маске), и один ответил: «Мы эту дрянь не курим, мы ее продаем. Право курить мы оставляем молодым, бедным, черным и дуракам».

«Мы эту дрянь не курим, мы ее продаем. Право курить мы оставляем молодым, бедным, черным и дуракам».

– Много позже я убедился в правдивости этого высказывания уже в Конгрессе: я понял, что именно так они и думают о своей продукции. Никто не может утверждать, что табачная компания выгнала меня из-за моей новой общественной позиции. Я сделал этот выбор сам и совершенно сознательно.
Тогда в Америке развернулась мощная антитабачная кампания, и активисты этого движения с радостью приняли бывшего Winston Man в свои ряды. По мере того, как среди населения увеличивалась заболеваемость, вызванная курением, все большую силу и вес набирали такие организации, как Ассоциация врачей по болезням легких (American Lung Association), Американское онкологическое общество (American Cancer Society) и Американская ассоциация кардиологов (American Heart Association). Благодаря их активности и влиянию из бюджета Соединенных Штатов стали уходить миллиарды долларов по медицинским страховкам для тех, кто потерял здоровье из-за курения в течение 40 лет.
Наконец, министр юстиции в штате Миссисипи оштрафовал табачные компании на 12 миллиардов долларов. Он сказал, что ему надоело направлять налоги на помощь пострадавшим от курения, в то время как табачные компании загребают прибыль безо всякой ответственности за здоровье людей. Затем Флорида, Техас и Миннесота сделали то же самое. Всего же эти 4 штата наказали табачников на 46 миллиардов долларов.


Остальные штаты также хотели поучаствовать в «раскрутке» Большого Табачника на очередные 600 миллиардов, но вместо этого решили поторговаться. Сошлись на 200 миллиардах для всех в обмен на приостановку судебного производства и отказ от запрета табачной торговли.
– Самое смешное в этой истории состоит в том, что табачные компании договорились между собой поднять цену каждой без исключений пачки сигарет на 48 центов, – рассказывает Дэвид. – Поэтому они не потеряли ни гроша. За все заплатили рядовые курильщики.
С тех пор, как Дэвид бросил курить и повернулся спиной к табачной индустрии, он стал желанным гостем на всех мероприятиях антитабачного движения.
– Они меня использовали в качестве пропагандиста в школах, чему придавали особенное значение. И с 1988 года началась моя популярность среди сторонников здорового образа жизни. В 1990 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) наградила меня Почетной медалью за участие в борьбе с курением, – говорит Дэвид.
И он был особенно счастлив тем, что играл активную роль в защите детей от табака – деятельности, прямо противоположной всему тому, чем занимался раньше. Но, тем не менее, в дальнейшем он прекратил все отношения с антитабачным движением, так как осознал, что его активисты состоят в теснейшей связи с Большим Табачником.
Вы думаете, что не так просто порвать одновременно и с табачной индустрией, и антитабачным движением? Тем не менее, Дэвид сделал именно это. Прежде всего, его насторожила позиция антитабачного лобби, когда лозунг «бросай курить» начал действительно работать, что сразу сказалось на снижении продаж сигарет.

По мнению Дэвида, тут уже все проявили свою жадность: Большой Табачник хотел прибылей от продаж, а Большой Антитабачник жаждал новых грантов и фондов для своей вечной «борьбы». Словом, все были заинтересованы в том, чтобы остаться в бизнесе, то есть, – в сохранении статус-кво.
Ведь очевидно, что чем больше людей будет бросать курить, тем хуже пойдут дела и у производителей табачных изделий, и у их противников.
– В течение 15 лет они не указывали мне, что говорить и что делать, но отношение изменилось, когда в результате массового отказа от курения заболеваемость туберкулезом в стране пошла на убыль. В 2006 году антитабачное лобби даже запретило мне упоминать об этом факте и говорить многое из того, что мне хотелось. Они пытались загнать меня в рамки, но я стоял на своем, доказывая, что табачная индустрия аморальна по своей сути. Я лично знал многих людей, в том числе из собственной семьи, погибших в результате своей вредной привычки, и я хотел продолжать высказываться против курения так, как я это понимал.
– Но никто среди антитабачного лобби уже не хотел, чтобы я говорил правду. Они оказались заодно с табачными компаниями. Мне все это так надоело, что в 2006 году я прекратил на них работать. Одни меня боялись, другие стали называть предателем. Но мне было уже все равно.

Дэвид не знал, что ему делать дальше, чем заняться, пока первые электронные сигареты из Китая не начали покорять рынок. Они выглядели как нормальные сигареты, их кончики тоже светились красным «огоньком». И они стали привлекать все больше и больше курильщиков, которые открыли для себя тот факт, что могут без мучений бросить табак навсегда.
Дэвид сразу увидел хороший потенциал в этих ранних, еще грубоватых устройствах, поэтому решился на небольшой эксперимент, чтобы убедиться, что е-сиги реально помогают бросить курить. Он купил 30 штук и раздал их знакомым курильщикам. В течение недели 17 из них сменили табак на пар.
– Я счел этот результат просто поразительным, – говорит Дэвид. – И это притом, что те е-сиги были ужасными и не особо защищали вейпера. Но они все равно были гораздо лучше табачных сигарет. С тех пор на протяжении трех или четырех лет мы увидели, что около миллиона людей бросили курить, затем еще два миллиона и так далее. В 2009 и 2010 годах как грибы после дождя начали появляться вейп-шопы, в которых предлагались уже другие, инновационные девайсы. Е-сигарета взорвала рынок, спрос был галопирующий. Я объясняю это тем, что в е-жидкости содержится всего 5 компонентов. А в табачных изделиях – 4762 различных веществ, из которых 67 относятся к канцерогенам.
Не надо быть большим ученым, чтобы понять, что лучше иметь дело с 5 компонентами, чем с 4762. А никотин, который присутствует в составе некоторых – е-сигарет, сам по себе не смертелен. Он является легким наркотиком, вроде кофе, который тоже вызывает привыкание.
Поняв это, Дэвид Гёрлиц, бывший Winston Man, пропагандист здорового образа жизни, в очередной раз нашел для себя дело, в котором может участвовать ради того, чтобы люди бросали курить. И сегодня он возмущен тем, что правительства многих стран пытаются регулировать вейпинг-индустрию на тех же условиях, что и табачный бизнес. Хотя в вейп-жидкостях нет никакого табака.

– Если правительство, под предлогом защиты здоровья населения, находит то, что является лучше табака, оно должно выделить кучу денег на научные исследования, и ускоренно провести положительное решение через FDA – Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Почему FDA настаивает на необходимости предпродажной проверки для всех вейпинг-устройств и жидкостей по той же процедуре, как для табачных изделий? Потому, что только Большому Табачнику под силу пройти такую процедуру стоимостью 500 000 долларов в течение 10 лет. По сути, это табачное лобби стремится выдавить вейпинг-индустрию с рынка.
Правительство в защиту своей политики приводит такой аргумент, что вейпинг – дело молодое, и потребуются многие годы исследований для того, чтобы подтвердить его безопасность в отдаленной перспективе. На это Дэвид возражает: вред табака давно доказан, и всем известны негативные долгосрочные последствия курения для здоровья людей, однако признание правительством этого факта не мешает вести широкую торговлю табаком во всем мире.
Проверка продукции нужна, но, сколько денег и времени понадобится, чтобы протестировать пять ингредиентов? Наверное, не так много, как в случае с табаком. И регулирование необходимо, но оно должно быть благоразумным.
– Что греха таить, и в вейпинг-индустрии тоже есть желающие поскорее нажиться, сэкономив на производственных затратах в ущерб качеству продукции. И с такими деятелями нужно бороться, – убежден Дэвид. – Необходимо закрывать помоечные вейп-шопы, пресекать торговлю не проверенными в лабораториях е-жидкостями. Вейп-индустрия должна тонко регулироваться и облагаться разумными налогами. И это не сметет ее с лица земли, о чем мечтает Большой Табачник.
Мы точно знаем, что с каждой отложенной в сторону табачной сигаретой организм курильщика получит меньше вредных химикатов, смол, ядов и газов. Всего этого страшного «букета» лишены электронные сиги.

– Недавно я зашел в одно американское казино, – вспоминает Дэвид. – И увидел там объявление, что курить можно, а парить – нельзя. По мне, это настолько безнравственно, что даже не укладывается в голове. Я не могу измерить глубину этого идиотизма. Или я сам тупой, или, может быть, что-то пропустил? Ведь есть же данные науки. Солидные организации, такие, как Королевская коллегия врачей Великобритании, просто рекомендуют е-сигареты как средство от курения. А нашему правительству все нипочем, и это меня очень расстраивает.
В прошлом году Дэвид Гёрлиц стал главным героем документального фильма «Миллиард жизней» (A Billion Lives), в котором пропагандируются идеи вейпинга. А в названии цитируются данные ООН, по которым ожидаемая смертность от курения на Земле в этом веке составит миллиард человек. Фильм уже посмотрели во многих странах Америки и Европы.
Но после выхода на экраны этого фильма Дэвиду Гёрлицу без объяснения причин было отказано в выдаче индийской въездной визы для участия в Конференции ВОЗ по борьбе с табакокурением, на которой обсуждались вопросы статуса электронных сигарет.
Предполагают, что таким образом была предотвращена попытка высказывания авторитетного мнения Дэвида Гёрлица о потенциале и эффективности электронных сигарет. В ответ на подобные действия Дэвид отказался от медали, врученной ему ВОЗ в 1990 году.
Бывший Winston Man все еще пугает табачное лобби, а антитабачное сообщество называет его предателем. Но никто уже не сможет остановить его проповедей вейпинга, как надежного средства против курения.

VAPE ORION

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 More posts in Культура category
Recommended for you
BULL’ON — всем по вкусу!

Сегодня рынок жидкостей для вейпинга напоминает калейдоскоп – бесконечное множество сменяющих друг друга этикеток, производителей, линеек,...